Статьи и заметки

Однажды на Дне города

Из общего времени летных развлечений (сейчас я насчитываю 21 год и это постоянство уже мне самому начинает напоминать легкую форму помешательства), 10 лет подряд, начиная с 1987 и по 1997г, за небольшим исключением, я с друзьями по клубу участвовал в показательных полетах на мотодельтапланах. Это у нас в Сумах на праздновании Дня авиации на аэродроме нашего учебного авиационного центра в 87г, в Ахтырке на аналогичном празднике в 88г на бетонной полосе, если не ошибаюсь, Харьковского летного училища им. С.И. Грицевца, среди красивых Л-39. В Путивле на праздновании 1000-летия города в 89г. над крутым берегом Сейма, где когда то Ярославна из "Слово о полку Игореве" оплакивала пленение мужа и разгром русской рати в походе против половцев, а сейчас на каменном пьедестале возвышается партизанский полководец С.А.Ковпак. На празднике Дружбы русского и украинского народов на границе между Курской и Сумской областями близ села Басовка в 90г (сейчас здесь шлагбаум, пограничники и таможня, а тогда был лишь памятник Вечной дружбе двух братских народов), потом еще раз в Путивле на праздновании 50-летия партизанского движения на сумщине в 91 г, а также на Днях города у нас в Сумах 92-94г. И совсем недавно, на авиационном празднике по случаю перелета энтузиастов Чугуев-Сумы в 97г. Один из таких праздников с показательными полетами и вся предыстория этих событий мне запомнились до мельчайших деталей, так как эта "показуха" (подготовка, организация и сами полеты) выходят из разряда праздника с использованием летательных аппаратов в том смысле как это должно быть. Я до сих пор испытываю достаточно сложные чувства, пытаясь для себя классифицировать свои действия, что же это было со мной: слабость или решительность, затмение в голове или что то патологическое в развлечениях? Скорее всего понемногу, а все эти воспоминания временами отдаются чем то давящим в груди.

      Это было в конце августа и самом начале сентября 1994 года, новые городские власти с демократическими взглядами и ломаным русизмами украинским языком, решили пышно отметить День города и одновременно трехлетие "Незалежной неньки - Украины". За неделю с небольшим до Дня города со мной в дельтаклубе три раза встречались представители бывшего ДОСААФ и городских властей. Меня и других старых членов дельтаклуба к этому времени уже начало возмущать, что вспоминают о нас раз или два году перед каким-нибудь праздником, а все остальное время нас и наших проблем ни для кого нет. Анатолий Провозен - руководитель нашего клуба (о нем я уже рассказывал, почти во всех прошлых "показухаха" я с ним летал в паре) еще за два года до этих событий произнес фразу из глубины души- "Мне надоело быть для них клоуном", и уже давно и накануне этих праздников в клубе не появлялся. Я же там был то ли от скуки, то ли от надежд на перемены в отношениях новых властей к авиационных видам спорта, то ли от желания получить удовольствие в "любезном" общении с ними. Первый раз пришел полковник-начальник областного ТСОУ(теперь так на Украине называется бывший ДОСААФ). Думаю, что фамилия полковника здесь не обязательна, от уговоров и обещаний сразу же перешел к угрозам - мол если бы не он, то мы давно бы уже лишились места базирования на аэродроме "Михайловка" (сейчас называют Гриценково). Естественно, долго мы не общались. Через день прислал еще майора и подполковника, уговаривали, обещали бензин и вознаграждение. На мой вопрос как они представляют полеты на мотодельтапланах в центре города, отвечали-"Ну так же как и в прошлый раз". Офицеры, судя по погонам, имели какое-то отношение к богине войны- артиллерии, но никак не к авиации.

Да, мы уже два раза до этого устраивали "показуху" над городом, практически по своей инициативе, точнее по просьбе-намеку автомобилиста- начальника СТК (спортивно-технический клуб) к которому мы относились. От кого же могла исходить такая просьба? Нетрудно предположить. В связи с этим не очень приятно осознавать вот такое. К тому времени ты, как заколдованный, уже лет 15, строишь, летаешь, падаешь, ходишь с гипсом, ремонтируешь и возишься вокруг дельтапланов для себя и друзей и чисто на своем энтузиазме, и вот вдруг начинаешь понимать, что кое кто уже довольно давно гобой пользуется, отчитывается, извлекает нечто лично для себя и даже получает пусть небольшие деньги, не неся никакой ответственности, ни чем не рискуя, не затрачивая ни каких средств и не прикладывая ни каких усилий. Но хватит о грустном, вернусь к тем уникальным событиям.

Офицерам пришлось напрягаться и подбирать слова, они меня уговаривали. Я задавал им следующие вопросы-"Кто будет руководить полетами? ", "Какие меры безопасности будут приняты? ", "Будет ли скорая помощь и пожарная машина?", "Есть ли расписание всего праздника?" и не на один из них не получил четкого и вразумительного ответа. На следующий день прислали эффектную женщину с располагающей улыбкой и запоминающимся бюстом, ответственную в новой администрации за патриотическое воспитание и связь с молодежью. Начала с шутки и улыбки. Отказывать женщинам не умел тогда и до сих пор не умею, хоть и не всегда после исполнения просьбы испытываю удовольствие, чаще даже наоборот. Договорились так - организаторы обеспечивают транспортом, но никаких полетов не будет. На праздник мы привозим два мотодельтаплана и выставляем их на обозрение возле озера Чеха. Это озеро находится рядом с самым крупным новым микрорайоном и совсем недалеко от центра города.

В клубе и потом на аэродроме после полетов мы обсуждали предстоящий праздник. Молодым очень хотелось полетать над городом, тем более, что зовут, я их отрезвлял и останавливал, мне же наоборот, очень не хотелось очередной раз кому то угождать без всякой надежды на взаимность (как показало время я был прав). Одновременно я понимал чувства и желания молодежи, так как и сам совсем еще недавно был таким же молодым и горячим. В конце концов договорились так - я, Супрун, Гончаренко и два помощника едем в город демонстрировать дельтапланы, а Виктор Личман (на его аппарате было самое новое крыло и самый новый мотор), в случае благоприятной погоды прилетает в город. Зная Виктора, его последовательность и буквально материнское отношение к дельтаплану, риск при выполнении этого полета был ничтожный, не больше чем у пешехода на переходе улицы.

С утра этот праздничный день был пасмурный, казалось, вот пойдет дождь, но было безветренно и это радовало. Мы заблаговременно собрались на аэродроме и подготовили к перевозке два мотодельтаплана. Мой "Спорт-7" и двухместный "Т-2" -Супруна (на таком дельтаплане в 90г при показательных полетах в Тушино, погиб Анатолий Клименко из-за разрушения поперечной трубы каркаса . Между собой друзья называли его просто Клим. Он был живой легендой мотодельтапланеризма в Советском Союзе, очень жаль, что не долго. Приблизительно через год, при испытании доработанной конструкции такого же дельтаплана, погиб Валерий Покотилов. Одна из версий - был затянут в «кувырок» . На соревнованиях он, бывало, поучал молодых пилотов-"Не огорчайте своих близких, не летайте низко! "). Ровно в 10 утра подъехал "Зил" с высокими бортами, мы быстро загрузили в него две тележки и сложенные крылья. Я ехал в город на праздник в коляске мотоцикла и зевал, как бы предполагая скучнейшее занятие - стоять возле мотодельтаплана и отвечать преимущественно на глупые вопросы зрителей и случайных зевак, абсолютно не подозревая, что меня ждет вовсе не скука, а скорее нечто обратное ей.

К месту праздника мы приехали раньше всех и расположились на траве метрах в пяти от дороги и начали собирать дельтапланы. Позже подъехали картингисты, мотоциклисты и еще позже авиамоделисты. Практически все участники праздника были в сборе, но не было ни организаторов праздника ни зрителей, только выгулыцики собак и случайные ватаги пацанов, у которых интерес к мотодельтапланам был чуть больше чем к придорожным урнам. Погода стояла прекрастная и ровно в 12 часов, к моменту официального начала праздника, над нами на приличной высоте (как мы и договаривались) появился "Горизонт" Виктора, но не многочисленных зрителей, ни организаторов праздника рядом с нами не было. Виктор спустился над озером и минут 15 показывал все что умел, потом набрал высоту и улетел, и только после этого начал собираться народ. У меня сложилось впечатление, что в Украине к 3-х легию «незалежносте» из летательных аппартов остались только мотодельтапланы, хотя раньше на аналогичных праздниках всегда были парашютисты и вертолетчики из нашего учебного авиационного центра.

 

      Только к 13 часам в округе собрался народ, подъехали и организаторы из администрации города на черных "Волгах", иномарках и микроавтобусах. Вышли из машин румяные и веселые, среди них были седые ветераны с орденами и медалями на груди. Мы с дельтапланами находились рядом с дорогой и все сначала подходили к нам, приветствовали и искренне спрашивали когда мы будем летать? Сначала всем объяснял, что полеты уже прошли, потом стал говорить уклончиво, что все зависит от погоды. С видеооператором подходила приветствовать розовощекая и довольная ответственная за связь с молодежью, та самая которая смогла уговорить меня участвовать в этом празднике. Чуть позже подошел ко мне еще кто то из самых главных, подошел пожал руку и доверительно сообщил, что уже все в Киеве решено на самом высоком уровне, выделены деньги и в Сумах будет аэроклуб (его нет и сейчас спустя 5лет, только вот недавно зарегистрирована необычная общественная организация - авиационно-спортивный клуб казаков, с не очень казацким названием "Навигатор"). Начался праздник, была произнесена короткая речь, заиграл военный оркестр, картинги заметались по аллеям вокруг озера, потом загремели моторы спортивных мотоциклов без глушителей, поднялись в воздух кордовые модели. Все желающие подростки и взрослые уже посидели в креслах тележек мотодельтапланов, "порулили" и получили ответы на свои вопросы. Подгулявший и неудовлетворенный народ начал сновать гуда сюда, ему явно не хватало зрелищ. Подбегал и наш руководитель СТК с вопросом -"Ну что вы решили?". Последнюю точку поставила маленькая смелая девочка, держась за папину руку и произнеся - "Дядя, когда вы полетите?". "Скоро детка" - выдавил из себя я неестественным голосом.

Собственно, за то время пока мы там торчали, все (за исключением, пожалуй, одной детали) было уже продумано, кто будет следить за тем, чтобы не оказалось зрителей в плоскости вращающегося винта и кто-, чтобы их не было в створе взлета, я даже вспомнил все случаи когда у меня на РМЗ-640 отказывал теристор в электронном блоке зажигания (89г-3раза, 90г-1раз, последний теристор, установленный в блок зажигания, оказался настолько удачен, что работает до сих пор). Друзья только ждали моей команды, а сама очень рискованная задумка, очень смахивающая на цирковой номер с прыжками на мотоцикле через автомобили, уже взбодрила меня и друзей, и вполне соответствовала духу который был в нас и существует всегда во всей самодеятельной авиации, немыслимой без испытатальных или в чем то аналогичных полетов. Наметили, что первым взлетаю я, а сразу за мной Супрун.

      Окружающая нас местность была следующая. Озеро Чеха вытянутой формы с длиной около 1000 и шириной 600 метров. Вокруг озера рядом с берегами по периметру аллея, кустарник и беспорядочно посаженные молодые деревца и кое где небольшие в рытвинах поляны и лужки. Со всех сторон с некоторыми разрывами на расстоянии 150-250 метров озеро окружают 9 и 14- ти этажки, автомобильная стоянка и руины недостроенного в 80 году дворца спорта. Подходящего места ни для взлета ни для посадки не было, за исключением случая вынужденной посадки с купанием в самом озере. В одном месте к озеру близко подходит и метров 200 тянется вдоль берега на расстоянии около 100 метров от воды, асфальтированная улица им. Демьяна Коротченко с довольно оживленным движением автомобильного транспорта. Мы с дельтапланами находились на ближней к озеру обочине этой дороги рядом с прямым участком. По одну сторону дороги шириной 14 метров стоят стандартные столбы с осветительными лампами, а сразу же за столбами в метрах в 20 вдоль всей дороги находится стена из 9-этажных домов. Зато правая от нас обочина дороги, ближняя к озеру, была без столбов, на ней рос кустарник и чуть дальше невысокие 3-4-х метровые молодые деревца. Взлет с дороги, это не новая идея и время от времени она возникает в мозгах авиаторов, совсем недавно украинские Миг-29 показывали мастерство на дорогах, что у специалистов вызвало нечто среднее между улыбкой и удивлением. Наша задумка отличалась лишь тем, что это было в центре города и по одну сторону дороги стояли 9-10 метровые бетонные столбы с нависающими над дорогой фонарями.

Кратковременный дождь побарабанил по парусам и установился мертвый манящий в воздух штиль. Мне была нужна только дорожная милиция. Очень кстати опять подскочил руководитель СТК с поручением для меня- составить список участников полетов для получения денег, я же его отправил за милицией. Это был очень "подходящий" момент думать о получении вознаграждения (мы получили по 7000 купонов - ровно столько тогда стоила бутылка болгарского полуконьяка- "Бренди"), я был уже достаточно заведен предстоящими полетами и с трудом сосредоточился на фамилиях, именах и отчествах, которые плохо вспоминались и постоянно путались в голове. Вскоре появились два сержанта с жезлами и по нашей команде на прямом участке длиной около 150 метров перекрыли дорожное движение. Я на несколько секунд испытал удовольствие, но совсем не было времени смаковать эту мысль. Через три года независимости на Украине тогда еще в полной неразберихе, окружающий мир как бы перевернулся. Если 12 лет назад, милиция за городом на поле в безопасном для людей месте прекратила наши полеты (я об этом уже рассказывал ранее), то теперь она же в центре города помогала нам их осуществить.

Мы заправили по 10 литров бензина в баки и выкатили оба дельтаплана на дорогу. Из всех окружающих нас людей вместе с организаторами праздника, а их было около 1000 человек, кажется, никто, кроме меня и друзей, до конца не понимал рискованность всей затеи. Я ощущал и видел на лицах всеобщее внимание, как эквилибрист на арене цирка перед выступлением, лицо же водителя грузовика, который привез в город дельтапланы, просто светилось от радости, он уже знал, что ему не придется везти нас с дельтапланами обратно на аэродром, правда, я ему сказал не спешить с отъездом. Оба мотора завелись с пол-оборота. Все это снималось на видео камеру и есть у друзей видеозапись. Я подъехал как можно ближе к столбам возле левой обочины, наметил линию разбега под углом к направлению дороги так, чтобы заранее иметь составляющую скорости в направлении от столбов, а точку отрыва возле правого бордюра в том месте где дорога и линия столбов начинала плавно поворачивать влево. Махнул друзьям рукой и дал полный газ. На асфальте, как и на бетонке, мотодельтаплан разгоняется значительно резвее, чем на траве, я набрал необходимую для взлета скорость пройдя лишь половину намеченной дистанции. Дальше мне пришлось усилим рук удерживать его на поверхности дороги прижимая трапецию к себе и добирая еще немного скорости. И только тогда, когда правое колесо тележки было вблизи бордюра, я энергично отдал трапецию от себя и после отрыва колес немного уменьшил угол атаки. Дельтаплан по крутой траектории буквально выпрыгнул на уровень крыш 9-ти этажных домов. Далее я заложил крен, развернулся и продолжал набор высоты по более пологой траектории в противоположном взлету направлении и сверху начал наблюдать взлет Супруна на "Т-2". Этот дельтаплан имеет площадь крыла 20 м2 и в управлении более тяжел и неповоротлив, чем Спорт-7. В отличие от меня, Супрун начал разбег строго по разделительной линии и оторвал дельтаплан пройдя лишь половину дистанции. Эти детали взлета как раз мы и не обсудили (тяжело избежать ошибок будучи одновременно руководителем и участником полетов). Назревало именно то, чего больше всего не хотелось. От того, что я увидел далее, меня всего словно пронзило током, оцепенели руки и больно сжалось сердце (наблюдать за ошибкой и падением друга всегда трудней, чем падать самому, так как занят делом - собственным спасением). Дельтаплан Супруна после отрыва и набора высоты около 5-ти метров, вдруг изменил взлетный курс и левым крылом летел прямо в столб. Моя моментальная догадка и последующий анализ совпали, "Т-2" развернула еще не угасшая спутная струя от моего дельтаплана, достаточно было лишь на пару минут задержать его взлет.

Александр Супрун стал появляться у нас на аэродроме еще в 1989 году, он легко, без видимых, усилий прибегал на аэродром, мокрая футболка подчеркивала его атлетическую фигуру. Он тогда только закончил школу и поступил в институт. Его внешний вид и независимость в суждениях, как то сразу импонировали. Но оказаться в нашем коллективе новому человеку не просто, так было тогда, да и осталось сейчас. От того что просто хочется летать, попасть к нам в клуб невозможно, нужно невыносимо хотеть и буквально сломать сопротивление всех членов клуба уменьем или талантом. Как то раз, Супрун с другом принесли на аэродром кордовые модели и показали нам воздушный бой. Я никогда не думал что в воздушном бою на сфере может быть столько драматизма, напряжения, красоты и мастерства. Это занятие посерьезней, чем сражения на компьютерных симуляторах. К концу боя, метавшиеся друг возле друга пилоты обливались потом. Для меня и всех друзей этого было достаточно, лучше теста не придумаешь. Через пару недель они оба уже летали. Собственно классного авиамоделиста и учить то не чему. Я показал им как управлять дельтапланом при взлете и посадке, рассказал историю двух десятков сломанных винтов, тогда еще висевших на стенах в клубе и все, остальному доучивались сами в воздухе и по книгам. Сначала летали на моем аппарате, а потом восстановили отданный им старый мотодельтаплан с крылом "Славутич-УТ". У нас в городе стоит бюст дважды Героя Советского Союза, Степана Павловича Супруна и я не сразу узнал, что Александр не просто однофамилец, знаменитого летчика-испытателя, героя в войне в Испании с франкистами и в Маньчжурии с японцами, а прямой его родственник. Степан Супрун погиб в Белоруссии через две недели после начала Великой Отечественной, будучи командиром 401-го ПАП, состоявшего из инструкторов и летчиков испытателей. Он так и не женился и детей у него не было. Александр - внук его старшего брата -Григория. Я сравнил фотографию Степана Супруна из энциклопедии и фото Александра, сделанное мной на аэродроме (обе помещены в тексте), сходство поразительное, особенно если снять ЗШ с улыбающегося Александра, форма залысин и стоящие торчком волосы идентичны.

Семья Супрунов родом из села Речки, которое находится на расстоянии около 25 км. от г. Сумы. В начале века в царской России жизнь крестьян не была легкой, семья Супрунов во главе с прадедом Павлом Михайловичем (кроме родителей 3 сына), в поисках лучшей жизни, продав скудный скарб, смогла переехать в Канаду (сейчас, в самом конце этого века, колхозники, продав нажитое, едва ли смогут совершить с семьей такое же путешествие). Они пересекли Атлантику еще перед Первой мировой войной в 1913 году, спустя год после гибели печально знаменитого "Титаника". В Канаде семья осела в Виннипеге среди таких же как они выходцев из Украины, там их дети пошли в школу. Очень физически крепкие, старшие братья Григорий и Степан буквально громили силой и напором соперников, играя в хоккей с шайбой за свою школу имени лорда Нельсона. В 24 году, когда мир признал Советский Союз, вся семья, увеличившаяся за годы пребывания в Канаде еще на 3-х детей, вернулась на Родину, но в течение еще около 5-ти лет канадские девушки (одна из них Маргарэт) "бомбили" письмами двух старших сыновей. Может в этом и нет ни какой связи, но уже покойная мать Александра (дочь Григория старшего сына Супрунов) имела необычное для украинцев имя -Луиза. Мы иногда подшучиваем над Александром - "А мог бы жить в нормальной стране и выступать в НХЛ". Мое небольшое отступление об Александре Супруне и его предках уже начинает превращается в целый рассказ, поэтому его прерываю и возвращаюсь к событиям того праздника, к самому критическому моменту.

В ужасе с высоты я продолжал наблюдать за полетом Супруна. На глазах многочисленных зрителей, Александр сделал почти невозможное. Трудно рассчитать с какой силой необходимо было перемещать трапецию тяжелого и неповоротливого крыла (может с той силой, с которой его деды, будучи юношами, ворочали клюшками, играя в хоккей в Виннипеге), но он сумел как бы перебросить левое крыло через 10 метровый столб и летя дальше был уже выше уровня столбов. Этот момент из видеофильма оператор заботливо вырезал. Дальше Супрун спокойно выполнил всю программу, делая горки, спирали и эффектные развороты прямо перед видеокамерой. Я же, просто летал по периметру озера и набирал высоту, мне хотелось только одного - быстрее улететь от туда. На высоте около 500 м я подождал Супруна, пока он закончит выступление и поднимется на мою высоту. Потом мы вместе по кратчайшему пути над городом возвращались на аэродром. "Т-2" с одним пилотом более тихоходен и Супрун понемногу отставал. Время от времени, я судорожно оглядывался назад, проверяя летит ли Супрун? Он летел. Я не хотел далеко от него отрываться и выполнял зигзаги. В воздухе было настолько спокойно, что можно было отпустить трапецию. Некоторое время она стояла ровно, потом реакция от винта наклоняла ее и сбивала дельтаплан с курса. Я положил локти на трапецию как на стол и на несколько минут расслабился. Как то странно подпрыгивало сердце в грудной клетке, в теле ощущалась усталость, а в голове - апатия, как после долгого изнурительного секса.

Потом по пути сделал несколько бездумных снимков над северной окраиной города - Курским микрорайоном. На фотографиях видно и здание СКБ, где я до сих пор работаю и 9-этажный дом (выше и чуть левее правой кроссовки), іде я жил в молодости с семьей, а на тот момент жили сын и бывшая жена. Какая-то загадочная сила тянула меня пролететь именно над их домом. В этом месте города, по замыслу архитектора, с высоты птичьего полета должен был виден герб Советского Союза, сооруженный из пяти- и девятиэтажек. Если очень вглядеться в эти фотографии и плюс немного воображения, можно увидеть символ огромный страны в виде разрозненных осколков серпа, молота и других атрибутов, что удивительно точно отражает то, что совсем недавно случилось с великой страной и ее социальным устройством.

Мы благополучно возвратились на аэродром, весь полет с "показухой" и набором высоты занял около 35 минут. Вечером все участники праздника собрались у меня дома. Оленька - моя нынешняя супруга и душа-человек была в отъезде, и поэтому стол был накрыт грубовато. Супрун пришел с Леной, они только поженились. Как водится, был разбор полетов, сидели за столом, пили "бренди", сухое вино, поглощали закуски, обсуждали критические и смаковали удачные моменты полетов. Потом Супрун без устали шутил и рассказывал анекдоты, я смотрел на счастливые и улыбающиеся лица этой молодой, очень красивой, только начинающей жизнь пары, и тоже жутко радовался, что у нас получился именно праздник, а не нечто обратное. Алкоголь мне как-то не шел, продолжало странно подпрыгивать сердце. Значительно позже я понял причину. В процессе этих "невинных" развлечений у меня получился перебор "развлекательного" вещества - адреналина. А совсем недавно кардиологи обнаружили уже заживший рубец на левом желудочке сердца и приписали мне теперь постоянно с собой носить "взрывчатое" вещество - нитроглицерин.

На этом можно и закончить эту историю, но еще есть мысли. По работе я довольно часто бывал в Оренбурге и всегда, будучи там, прогуливался около памятника Валерия Павловича Чкалова (1904-38) и, невольно, сравнивал его с нашим памятником Степану Павловичу Супруну (1907-41). Если Чкалов стоит и широко смотрит на реку Урал, то наш Супрун взглядом несколько косит на речку Сумку. Есть много общего не только в памятниках, но и в судьбах этих людей. Оба прожили по 34 года и погибли в кабинах самых современных на то время истребителей (И-180 и Миг-3). Более того, они прекрасно знали друг друга, так как Чкалов, будучи с инспекцией в витебском полку, где служил Супрун, и полетав с Супруном в "спарке", вскоре вызвал его к себе в подмосковный ЛИИ для работы испытателем. Они вместе осваивали, так называемую, "этажерку" инженера Вахмистрова или как ее с иронией называли "цирком Вахмистрова" и многое другое. Правда, Супруна не пускали в такие грандиозные перелеты, как выполнял Чкалов, возможно, сказалась его прошлая жизнь в Канаде и связь с тамошними девушками, которые чужое для них имя Степан переиначили в понятное для себя - Стив. Об этих необыкновенных и талантливых людях написаны книги и каждый из них, если бы не стал летчиком, то был бы выдающимся ученым, конструктором, артистом, политиком или кем то еще. Перейдя мысленно к очень недавним событиям и глубже вдумываясь в происшедшее 5 лет назад на Дне города у нас в Сумах, я вдруг начинаю ощущать, что на мгновение соприкоснулся с историей, талантом и умением одного из этих великих людей, который из прошлого как бы дотянулся до настоящего и исправил мою ошибку.

Хоть я уже и утомил читателя, но позволю себе еще несколько слов о том, что было после. На следующий год отмечался очень большой праздник, 50-летие Победы в Великой Отечественной Войне. Я был в гостях у отца и услышал кое-что новое для себя в его интересных рассказах про Сталинградский фронт, звездный налет немцев, аэродром Бекетовку, заградительные отряды, штрафные батальоны, и о том как два поврежденных МиГ-3, оставшихся от их 439 ИАП, отец с солдатами переправлял через Волгу. И я был очень доволен, что провел этот праздник с отцом, а не с дельтапланами и толпой людей видевших войну лишь в кино. Потом еще через год было 5- летие Независимости Украины. В обоих случая мы отказались от "показух" и мне пришлось слушать раздраженный голос из телефонной трубки. Кроме того, меня, Виктора Личмана и начальника СТК потом приглашали в наш белый полукруглый дом, разбираться с организацией работы в клубе. Мы сидели в громадном кабинете за бесконечно длинным полированным столом. На стенах, вместо портретов бывших партийных деятелей, кое где торчали пустые головки гвоздей. После долгой "конструктивной" беседы с двумя ответственными за что-то лицами, оставалось неясным - чего от нас хотят? Если очень рискованных полетов над городом на самодельных мотодельтапланах, так об этом никто не сказал ни слова, возможно просто послушания? В 97 году в Сумах на аэродроме УАЦ проходил авиационный праздник по случаю перелета энтузиастов Чугуев-Сумы (в АОН об этом был репортаж).

                Полетать среди таких как ты сам людей, которых очень уважаешь - одно удовольствие, и конечно же мы летали, тем более что все было организовано как положено.

 

Александр Усатенко.